Телепередача принц бажае познакомится

Book: Герои, злодеи, конформисты отечественной науки

Бажаю вам міцного здоров'я, великого родинного щастя, невичерпної енергії, творчої Запорожье будущего – познакомиться с архитектурными проектами города. о юных запорожских мультипликаторах рассказывает телепередача .. вопрошал принц Датский. До этого вопроса еще нужно дорасти. Принц бажає познайомитися в Одесі: смотреть онлайн выпуск от (ВИДЕО). Принц желает познакомиться смотреть онлайн на 1+1 Принц бажає познайомитися.

Потомуто у притопавшего на шум охранника и были опущены очи долу, когда он протягивал мне трубку радиотелефона: Почему я не удивился, услышав голос Милены? Представляешь, такое написал — мне!

Ни разу на моей памяти сын не проявлял склонности к живописи, поэтому я нахмурился: То ли птица какаято, то ли ангел… Ангел? Рисунок на пакетике с наркотой, там тоже был ангел… Почемуто нелепое совпадение заставило меня взволноваться не на шутку.

Даже сердце кольнуло, чего со мной вообще никогда — до сего момента — не случалось. Плохая примета, когда видишь двух ангелов за день. Подмигнув девчонкам на прощанье и потребовав ни в чем себе не отказывать за мой счет, я подхватил со стола пачку бамбуковых зубочисток и двинул к выходу, бросив через плечо: Молодцы девчонки, не теряются.

На ходу я сунул руку под куртку — на месте ли мой любимый пистолет и пара запасных магазинов к нему? Не то чтобы я поверил в исчезновение сына, но… В отличие от оружия душа моя была не на месте. Ничего, сейчас я спущусь в гараж, сяду в свой Танк, побыстрому сгоняю и… Вот только планам моим не суждено было осуществиться. Танк, именно так уменьшительноласкательно я зову свой джип, отсутствовал: Как по заказу, виновный — на голову, минимум, выше — шагнул ко мне из темноты.

Хм… Хотите профессиональный анекдот? Приходит палач вечером с мешком, в котором чтото шевелится. Зато Заур отлично стреляет. Оружие — словно часть его тела. Лишиться стволов — все равно, что остаться без рук. В случае Заура — без руки и протеза. Вот потомуто спустя час после инцидента в подвале он затеял скандал с местной СБ в Борисполе. И Знак не помог, пришлосьтаки сдать оружие. Хорошо, что купил новый плащ — взамен тому, что с прострелянными карманами, а то вообще бы на борт не пустили.

Палач занял свое место в самолете до Харькова — так в Киеве по старинке называют Вавилон. Перед самым взлетом планшет завибрировал — пришло здоровенное письмо от начальства, еще не ведающего о том, что Заур взял отпуск за свой счет. Тема мыла с кучей вложений: Что бы это значило? Пожав плечами, палач запустил первое видео из аттача. Планшет — снимали встроенной камерой — плясал в руке оператора.

Сначала Заур решил, что коекому не стоит употреблять перед работой и во время оной, но потом… Потом изображение стабилизировалось.

Автофургон рабовладельца Ильяса — примечательный, с решетками на окнах — завален на бок. И такое впечатление, что по нему хорошенько потоптались. Камера ближе, видно, что двери выдраны — металл именно порван. Внутри фургона тоже не все в порядке: Под скамейкой — труп в черной униформе надсмотрщика, шея свернута так, что покойный перед смертью полюбовался собственной задницей. Камера назад, прочь из фургона. Кусок дороги отгорожен переносными заборчиками в белокрасную полоску. Камера делает поворот на сто восемьдесят градусов.

Перпендикулярно к двойной сплошной застыл каток для укладки асфальта, камера ближе, чтото под катком, еще ближе… Камера резко дергается в сторону, слышны специфические звуки. Уж сколько Заур видел мертвецов, но такое… Его самого едва не стошнило. На следующем видео перед камерой зеленобледное лицо Ильяса. Снято в палате интенсивной терапии, все белое вокруг, стерильное. Даже то, что белым не должно. Когда Заур видел Ильяса в последний раз, волосы у него были чернее сажи, а сейчас — сплошь седые, точно его неудачно покрасили в блондина.

Из его невнятного бормотания следовало, что мальчишка, переданный Зауром, от рабовладельцев сбежал, причем в процессе покрошил кучу народу. Катком — тоже. И это, хоть и с натяжкой, еще както можно было представить. Но потом Ильяс понес полную чушь о том, что в пацана стреляли и попали не раз, даже в голову попали, но тот не умер, и вообще не мальчик это вовсе, но настоящее чудовище, и так далее, и тому подобное, и прочий совсем уж маловразумительный бред.

Не надо быть спецом, чтобы понять — Ильяс рехнулся. Но что же произошло, черт побери?! Палач непроизвольно отодвинулся и — пальцы его дрожали — вырубил планшет. Воздушное путешествие стало для Заура испытанием на стойкость. Только самолет оторвался от бетонки, как стюардесса, это ходячее прелюбодеяние, принялась строить ему глазки и всячески искушать.

Она предлагала ему напитки и еду и — что за намеки?! И при этом вовсю улыбалась и чуть ли не подмигивала. Пока не осенил блудницу крестным знамением, не отстала. Хорошо хоть и часа не прошло, как самолет начал снижаться. При посадке чуток тряхнуло.

Все, он в Вавилоне, государстве в государстве, поделенном на множество мелких, но очень воинственных анклавов. Двадцать лет назад изза глобального экономического кризиса мир охватили бунты и революции, которые следовало без промедления подавить. На тот момент Украина должна была уже чуть ли не всем и каждому. А кредиты с процентами всетаки надо возвращать. И потому ООН обязало страну поставлять своих бойцов на всеобщую арену войны. Едва заметно прихрамывая, Заур неспешно шел через здание аэропорта, глядя по сторонам.

Вам нужен образ мирового полицейского в любой точке земного шара? Взгляните на парня лет двадцати, что покупает порножурнал в киоске слева. У него выбрит череп, он до сих пор носит песчаный камуфляж и после заграничной командировки обзавелся инвалидной коляской.

Свыше половины населения Вавилона — ветераны, по стране процент ниже примерно вдвое. Каждый гражданин мужского пола, достигший призывного возраста, обязан явиться в военкомат и отправиться воевать туда, куда пошлют.

Взамен на регулярные поставки пушечного мяса Украине каждый год прощают часть долга. Оба в полуобморочном состоянии, оба в камуфляже и мотоциклетных кожаных куртках — прямотаки близнецыбратья. Судя по яростному алкогольному духу, исходящему от парочки, неподалеку есть бар с дешевым пойлом. Вернувшиеся на Родину бойцы поначалу сбивались в солдатские товарищества, организовывали общества защиты прав ветеранов, пытались законным путем добиться справедливости… Увы, государству было не до.

Так появились первые преступные группировки, состоящие исключительно из бывалых парней, прошедших огонь, воду и вооруженные конфликты за границей. Вскоре Украина была разбита на сектора, контролируемые различными кланами, боевики которых научились убивать и грабить в Азии и Африке, в Южной и Северной Америке, в Австралии и чуть ли не во всей Европе.

С тех пор отправка юношей на войну перестала быть позорным ярмом, возложенным ООН и Всемирным Банком, но превратилась в ритуал, пройдя который, юноша — мужчина! Заур догнал парочку и незаметно сделал подножку. Бойцы дружно растянулись на мраморном полу. Но были еще в этой стране те, кто не мог служить в армии и не хотел воевать на чужбине на ненужной и часто несправедливой войне.

Именно эти люди стали основой законной власти, стремительно теряющей свое влияние. Они стали костяком правоохранительных органов новой формации. Там, где Закон не действовал, где все подчинялось неписаным традициям кланов, эти люди стали одновременно полицейскими и прокурорами, следователями и судьями. Ведь именно они приводили приговоры в исполнение. Тюрем не стало, и чуть ли не любая провинность могла караться смертной казнью — исключительно по воле и желанию палача, трактующего Закон по собственному разумению.

В Штатах смертный приговор осуществляют пятью способами на выбор клиента: И никакого последнего желания и прочей фигни. Палачами пугают непослушных детей. Их боятся и ненавидят. На полу, матерясь, безуспешно пытались встать в дым пьяные ветераны. Как ни в чем не бывало Заур продолжил свой путь к выходу из здания аэропорта. Палачом мог стать только тот, кто не служил в армии и потому не мог стать членом солдатского братства.

Часто это были закомплексованные, не пользовавшиеся популярностью у сверстников молодые люди, или же те, чье состояние здоровья не позволяло им отработать долг Родины за границей — инвалиды детства, калеки. Как Заур, к примеру. Давно отринув все суетное, он сконцентрировался на главном — на борьбе с грешниками, то есть с преступностью.

Считается, что такие граждане менее склонны к коррупции… У раздвижных стеклянных дверей стояло десятка два представителей местных кланов. Все внимательно разглядывают прибывших. Если ктото не понравится, его отводят в сторону и устраивают допрос — мужчину в костюме и с дорогим кейсом только что выдернули из толкучки у двери. Слишком представительно выглядит, с него потребуют дополнительную плату за посещение местных достопримечательностей — и вообще, делиться. Между Вавилоном и палачами пять лет назад вспыхнула настоящая война, после которой город негласно получил статус территории, не подконтрольной правительству и Закону.

И потому, отправляясь сюда, палач Заур весьма рисковал. Впрочем, вся его жизнь — сплошной риск. Он все ближе к мужчинам, на лицах которых застыла хмурая сосредоточенность. В руках у них автоматы. Пристальные взгляды ощупывают лицо Заура, он это ощущает чуть ли не физически. Справа от него ктото громко чихает, слева разрыдался маленький ребенок.

В здании отвратительная вентиляция. В плаще который, с короткой очень прической. Вежливо на грани издевки и за гранью. Сзади в него ктото уперся и, недовольно бормоча, обошел преграду. Пока суть да дело, Заур выбрался из здания. Город встретил его ночной прохладой, ревом такси, криками торговцев, не спящих, кажется, никогда, и запахом шашлыка из ближайшего кафе. Это кавказский сектор, населенный ветеранами множества войн и беженцамигорцами.

Палач двинул мимо кафе: Он уже заметил среди немногочисленных посетителей старика, глаза которого прикрыты черными солнцезащитными очками. Одна дужка отломана и прикручена скотчем. Черкеска на старике сплошь в дырах, на голове, поросшей седым пушком, тюбетейка. К столу, за которым он сидел, прислонена трость, предназначенная не для опоры, но для поиска пути. В каждом городе есть такой вот человечек, сидящий всегда на одном и том же месте.

Просто надо знать, где этого очень, кстати, полезного гражданина найти. Именно онто сейчас Зауру и нужен. И тут же двухметровое тело шагнуло ко мне из дальнего угла гаража, где на прошлой неделе перегорела лампочка и до сих пор было темно.

Весьма опрометчиво делать резкие движения в моем присутствии. С пистолетом я не расстаюсь даже в ванной. Иногда мне кажется, что я родился уже со стволом в руке и мишенью перед глазами, а пеленки у меня были цвета хаки.

Рукоятка привычно легла в ладонь, предохранитель звонко щелкнул, намекая, что коекому пора на тот свет. Это я… Выслушав сбивчивый доклад моего геометрического сотрудника, я схватился за голову: Как можно было разбить Танк?! У поставщика сломался грузовичок, вот секьюрити и проявил инициативу, решив на моем Танке сгонять быстро тудаобратно за паройтройкой ящиков текилы, самбуки и прочего вкусного.

Вот только туда у него быстро получилось, а обратно —. Все беды изза алкоголя! Бизнес в последнее время не радует барышами.

Бронированный джип для Макса Края не роскошь, но средство передвижения. И вообще, только в Вавилоне я могу чувствовать себя в безопасности. Здесь многие знают, кто я такой и сколько стоит моя голова там, за противотанковыми рвами с колючей проволокой, за минными полями Периметра, окружающего город.

Я в международном розыске уже много лет, и срока давности по моему делу. Вот только выдать меня палачам сильные Вавилона сего не решаются, это противоречит негласным солдатским законам. Тот главарь клана, кто осмелится на сотрудничество с властями, проживет немного — против него ополчится собственная группировка, да и соседи с удовольствием выпустят ему кишки, предварительно повесив его на ближайшем столбе.

И потому я всегда на чеку, и в местном крематории у меня давно уже абонемент на внеочередную утилизацию трупов. Этот город, этот асфальт под ногами и земля под ним принадлежат ветеранам, а значит — и мне!. Примерно такие мыслишки роились в моем черепе, пока я топал к остановке. Пару раз по пути мне пытались продать семечкиорешки и столько же патроны и ножи, но не пистолеты с автоматами — такой товар просто так на улице не купишь… Вдоль дороги стояли здоровенные железные бочки, в которых горел всякий хлам — и освещение, и мусора поменьше.

Я протянул этому вымогателю деньги. В кармане защебетали летающие валькирии. Телефон прятать не стал, ведь позвонит сейчас. Минута, две… Не позвонила. Хм… Троллейбус плавно катил по улице, его то и дело обгоняли скутеры, на которых восседали подростки с подругами. В верхнем углу салона, у самой кабинки водителя, включился телевизор, в пути должный услаждать взоры и слух редких ночных пассажиров рекламой.

Сначала на экране пухлощекий казак в вышиванке и с оселедцем на бритом черепе скорчил свирепую рожу: Правда, за покровительство клану надобно отдавать половину своего заработка, и это куда круче подоходного налога вместе с пенсионными отчислениями. Так что далеко не все ветераны рвутся делиться честно — или почти честно — заработанным. Умные вожди военизированных группировок руководят исключительно тупыми, но жестокими ублюдками… А вот и следующий ролик.

И внизу экрана бегущая строка: Однако каким надо быть ослом, чтобы взять себе имя того психа, что основал Аум Сенрикё?. Ясно, очередной клоун создал секту, чтобы трахать молодых доверчивых послушниц. Видать, неслабо зарабатывают основатели сект. Самому, что ли, податься в отцыпросветители? Наговорю банальностей о боге и любви, а мне за это принесут в жертву десяток девственниц и чемодан купюр крупного номинала… Троллейбус притормозил у блокпоста. К нему тут же подбежала девочка в поясе шахида поверх паранджи.

Дальше — сектор, подконтрольный афганскому землячеству. За традиционными мешками с песком в обнимку с пулеметами и РПГ сидели парни в пуштунках. Негрконтролер вышел к шахидке, протянул ей мзду за проезд по территории. Сжимая в кулачке купюры, девочка вприпрыжку, будто на ней не висело килограмма три взрывчатки, умчалась в темноту. Местных любящих родителей я отказываюсь понимать. Мне вообще не нравятся религиозные фанатики.

Но даже эти ребятки еще ничего в сравнении с той мразью, что контролирует район, где поселилась Милена. Вот уж нашла местечко. Но о вкусах не спорят… Через три остановки я вышел. Мимо промчался черный джип с примечательной оранжевой молнией от бампера до запасного колеса сзади. Тонированные стекла надежно укрывали пассажиров от чужого любопытства, которое бывает иногда оснащено скелетным прикладом и оптическим прицелом.

Из салона доносился грохот музыки: Троллейбус пополз прочь, а ко мне тут же подрулила троица, раскрашенная белым с ног до головы. Одеждой эти парни себя не особо обременяли — им хватало лишь набедренных повязок. Кстати, все трое не брезговали и холодным оружием. Масайский меч с длинным клинком, сужающимся к основанию, нечто серповидное из Заира, еще какаято стальная хрень… Ах если б только эти игрушки парни привозили из вечно бунтующей Африки.

Так ведь еще СПИД тянут и кучу экзотических болезней типа шистосомоза и лихорадки Эбола, а вещмешках с трофеями провозят нелегалов — мохнатых пауков и многоножек, одно лишь прикосновение к которым чревато химическими ожогами и пожизненными рубцами на коже.

Штанишки, я смотрю, у вас модные, и макияж… Язык мой — враг. В ответ мне пригрозили врага отрезать и скормить собакам. Я примирительно задрал лапки кверху — мол, ничего такого, уже и пошутить. Парнито совсем зеленые, в Вавилоне, по всему, недавно, только из командировок заграничных вернулись. Меня ж в этом районе хорошо знают и потому не рискуют обижаться на мой юмор.

Потом, отваливая, забираешь свой ствол. Что ж, правила есть правила, не я их устанавливал, не мне и нарушать. Люблю, знаете ли, когда светло и тихо. Острый кончик с ментоловым напылением — это то, что мне сейчас. Границы территорий кланов обычно обозначены заборами из колючей проволоки, часто — под током. Но бывают еще заборы из бетона, с пулеметными вышками и танками, раскатывающими вдоль… Тут все зависит от фантазии руководства клана.

Город поделен на секторы, и самовольно нарушать государственную границу — занятие смертельно опасное. Мда, шутка не удалась. А то еще посчитают меня достаточно аппетитным — от молодых да ранних всего можно ожидать. Тут ведь территория одного из самых жестоких военных сообществ.

Ветераны африканских конфликтов вернулись домой, переняв обычаи тех, кого они убивали. Каннибализм — в том числе. Метрах в пятидесяти справа и слева у забора горели очередные костры в бочках, там тоже посты.

Я взглянул на экран мобильника. Ни одного пропущенного вызова, не разрядился. Странно, что Милена не позвонила еще хотя бы пару. Это не в ее стиле. Я двинул к панельной высотке, в которой она поселились вместе с Патриком. У нужного мне подъезда как раз под светящим вовсю фонарем стоял тот самый джип с оранжевой молнией, который я недавно.

За рулем сидел тип с той еще рожей. Стекло было опущено, поэтому я хорошенько рассмотрел шрам ото лба до подбородка, бородку, усы и тонкие губы. Мне очень не понравилось, что тип проводил меня внимательным взглядом.

- Литературный Николаев

В салоне, несмотря на позднее время, все так же грохотала музыка. Певец, выводивший рулады аля Боб Марли, вряд ли когданибудь станет известнее своего кумира.

Я помахал рукой водиле джипа, перед тем как вошел в темный подъезд. Для того, кто бывал здесь не единожды, не проблема на ощупь вызвать лифт. С жутким скрипом створки разошлись. В кабинке едва светила крохотная диодная лампочка и воняло мочой и паленым пластиком. От расплавленных кнопок мало что осталось, но я знал, на которую следует нажать, чтобы эта душегубка, затрясшись в пароксизмах, потащилась наверх и выпустила меня на седьмом этаже.

Створки вновь заскрипели, вот только на середине пути их заклинило. Стены выкрашены в зеленый, на потолке побелка и галогеновые лампы, под ногами много окурков, стреляные гильзы… В общем, все как везде. Кстати, эти парни вовсе не негры, они родились в нашей богом забытой стране и говорят порусски и поукраински чуть лучше, чем пишут, а писать они вообще не умеют. Просто служили в Африке, гденибудь в Эфиопии или Конго, а потом, вернувшись на родину, вступили в соответствующее ветеранское братство.

У них бусы и амулеты на шеях, одеты они в длинные просторные туники. Особо я их не рассматривал, потому как у меня напрочь пропадает любопытство, когда мне в грудь тычут стволом дробовика.

У меня к этому природная склонность. И тут я услышал крик Милены, который резко оборвался. Будто ей зажали рот. И вообще надо понять, что тут и. Несмотря на позднее время, площадь перед терминалом буквально кишела людьми. Клан, контролировавший воздушные перевозки, неплохо тут развернулся. Ожидая проезда на взлетное поле — к транспортникам, выстроилась целая очередь из грузовиков. И не только водители. Вообще все, кто попадал в поле зрения Заура.

Даже у дошкольного возраста пацанвы, шнырявшей возле кафешного мангала, на ремнях болтались отнюдь не пустые ножны. Запах шашлыка заставлял трепетать ноздри, намекая, что кое у кого уже сутки не было во рту ни маковой росинки, ни хотдога с горчицей и кетчупом.

Правда, аппетита могло лишить то, что барашка, нынче нанизанного на шампуры, прямо на глазах у посетителей подняли за задние ног и ножом чиркнули по горлу — кровь плеснула в подставленное ведро и мимо, смешавшись с пылью под ногами бородатого резчика, попав на граффити, рисунок краской на асфальте — фигурку крылатого ангела.

В Вавилоне вообще было много ангелов. Заур заметил на полке бара в кафе, поверх бутылок, глиняных ангелочков размером от наперстка и до полуметра. Он вошел под брезентовый навес, интимный полумрак под которым создавала единственная лампочка. Мимо с подносом в одной руке и с бутылкой в другой проскользнула юная мулатка. От белых крыльев зарябило в глазах. Местная мода показалась ему странной. Или же это знак свыше?. Палач двинул к столу, за которым сидел старик. Точнее — уже не сидел.

Заур застыл на месте. Куда подевался пожилой грешник? Палач завертел головой, метнулся к столу, схватил подвернувшуюся кстати мулаткуофициантку за локоть и тут же отдернул руку: Официантка лишь пожала плечами и спросила, что он будет заказывать.

Заур опустился на стул, еще теплый после слепца, провел ладонью по лысому черепу, покрытому многочисленными шрамами. Со стула напротив на него таращились черные солнцезащитные очки со сломанной дужкой, прикрученной скотчем. Седой пушок на голове старика прикрывала тюбетейка.

Трость слепец прислонил к столу. Надо признать, он сумел застать палача врасплох. Зауру даже немного не по себе. На миг опытный слуга Закона почувствовал себя беззащитным мальчиком рядом с этим тщедушным тельцем в дырявой черкеске.

Официантка, блудливо покачивая бедрами, упорхнула выполнять заказ. Заур молча положил на столешницу перед слепцом еврокупюру. Слепец чуть коснулся ее пальцами и, покачав головой, не. Ого, а расценки в Вавилоне еще те! Палач добавил столько же — старик смял деньги в горсти и сунул в карман. Мне бы ствол какой, только хороший. Дважды он прерывался, когда к нему подбегали те самые чумазые мальчишки, что носились у мангала, и, косясь на Заура, чтото шептали ему в ухо.

Эти малыши — посредники между стариком и теми, кто все видит за него, кто докладывает обо всем, что было, есть и будет в Вавилоне. Но сейчас дед и компания делают благое дело, помогая палачу разведать обстановку в городе, узнать, кто тут нынче самый крутой грешник, ну и. Осведомители и СМИ — ничто в сравнении с. Официантка принесла кофе, но ни Заур, ни слепец не притронулись к щербатым чашкам.

Старик все говорил и говорил, его голос убаюкивал палача. Важно узнать, где обретается этот закоренелый преступник, нуждающийся в особом подарке — пуле в голову. Расспросы до добра не доведут, а значит както исподволь, невзначай… Поразительно, но слепец заметил интерес клиента. Заур медленно обернулся, кинув взглядом по сторонам. Не услышал ли кто? Кавказецбородач поливал очередную порцию шашлыка красным вином.

Посетители кафе выпили и закусывали. Вроде спокойно, никто не спешит вздернуть или всего лишь четвертовать палача. Встать бы да исчезнуть, пока старик не поднял шум. Или… Увы, он ничего не успел предпринять. Сверкнув в свете лампочки, длинное — не меньше метра — лезвие молнией метнулось к его горлу и застыло, слегка коснувшись кожи. Непростая у старика трость, с секретом. Не только тропу божий одуванчик в тюбетейке ею прощупывает, но использует еще как ножны для смертельного оружия, с которым управляется мастерски.

Стоило слепцу ошибиться хотя бы на пару миллиметров — и Заур уже истек бы кровью. В кафе повисла тишина. Посетители застыли с вилками у ртов. И все вновь пришло в движение, будто ничего не случилось. Заточенная сталь слилась с ножнам, став обычной с виду тростью. Уютное заведение, приятный собеседник… Он коснулся кадыка — вроде цел, еще поживет палач во имя Закона, и сына, и святого духа.

Зачем он тебе — не мое. Но Краю нельзя мешать, ему надо помочь. Несложно вычислить, куда он направится и к кому в лапы попадет. А потом… Никто тут — ни Край, ни его враги — не ведает, какое зло угрожает Вавилону! Это зло надо остановить! Ему очень не понравилось то, как быстро вроде бы адекватный старик превратился в жалкого безумца, бормочущего бессмысленную чушь.

Опершись на плечо подбежавшего мальчишки, слепец поднялся и двинул к выходу. Напоследок он обернулся, будто его солнцезащитные очки хотели еще разок взглянуть на палача: Заур залпом выпил две чашки кофе подряд. Уж еето вопли я узнаю везде и всегда, наслушался… Надеюсь, на моем лице ничего лишнего — интереса или тревоги — не отразилось. И повернулся, чтобы уйти. Вообще, делать этого не рекомендуется ни в коем случае, пока опасность точно не миновала. А уж со мной вблизи подобная беспечность напрасна вдвойне.

И чем уж точно не стоило озадачиваться, так это попыткой проводить меня пинком под зад. Его дробовик тоже стал моим трофеем. Оба ствола я снял с предохранителей по пути к квартире Милены. Приблизившись, я увидел, что дверь самую малость приоткрыта.

Такс, теперь изо всех сил пнуть ее и зычно гаркнуть: Эллочка как-то признала мне, что он очень нудный. Может часами рассказывать об электронике и каких-то технических изобретениях.

А ей это неинтересно. Ну она прямо как старая дева!. Как в песне поется… Чтоб не пил, не курил и цветы всегда дарил… Идеальных парней нет! Надо чаще ей напоминать об. А уж на уроке физкультуры Игорек и вовсе разочаровал. Смог подтянуться на перекладине всего два раза. В то же время остальные мальчики — семь-десять раз… Юрий. А вот это никуда не годится!

Мне было бы стыдно на его месте. Он же мужчина все-таки… Не инвалид, не дряхлый старик… Как только увижу его опять, то обязательно попытаюсь убедить… Зоя. Что надо регулярно заниматься спортом, гантельной гимнастикой. Я в его возрасте из спортзала не вылезал. Каждый день силовая гимнастика, длительные пробежки, обливания холодной водой… Потому и легко прошел отбор в военно-морское училище.

Хотя к будущим подводникам требования невероятно жесткие. Многих ребят врачи просто не допустили к экзаменам. Зоя идет открывать входную дверь. Появляется Андрей в сопровождении Зои. Добрый вечер, Юрий Алексеич! Вот кого не ожидал увидеть.

Юрий и Андрей пожимают друг другу руки. Что это ты к нам пожаловал в такое время? Да еще при полном параде, в форма?. Как там папа поживает, отставной мичман Калиничев? На здоровье не жалуется? Все нормально, Юрий Алексеич!

Со здоровьем у папы проблем. А вас он считает самым лучшим своим командиром. За все годы службы. Мне приятно это слышать. Но вот что я тебе скажу. Такие, как твой папа, - надежная опора военно-морского флота. Я всегда знал, что он меня не подведет. Когда подлодка уходила в автономку.

Давно вы у нас в гостях не. Вот будем скоро мой день рожденья отмечать. Обязательно пригласим вас. Ты еще не женился, Андрюша? Тебе вроде сейчас двадцать два? Давай без военной субординации, Андрюша. Я хоть и капитан первого ранга, но отставной.

Отец рассказывал, что вы были во флоте лучшим командиром подводной лодки… Юрий махнув рукой. Все равно отправили в отставку. Хотя я еще молодой и здоровый. Ты давай присаживайся, Андрюша. Сейчас Зоя Ивановна тебя угостит чем-то вкусненьким. Мы вас не отпустим без угощения, Андрей. Тут такая ситуация… Меня на улице патрульная машина ждет… Я при исполнении служебных обязанностей… Зоя взволнованно. А что случилось, Андрей? Вы, главное, не волнуйтесь, Зоя Ивановна! Я расскажу все по порядку.

Объезжаем мы на патрульной машине наш район. А оттуда выкатывается пьяная молодежь.

Принц бажає познайомитися в Одесі: смотреть онлайн выпуск от 22.02.2015 (ВИДЕО)

Двое парней и две девушки. Я увидел среди них Эллу, вашу дочь… Сразу же остановил машину… Парни и девушка убежали, а Элла осталась… Зоя. У меня в голове не укладывается… Юрий. Она что сильно пьяная была?

К сожалению, да, Юрий Алексеич. Я тут же усадил ее в машину и к вам… Юрий. Вот это ты правильно сделал, Андрюша! А где она сейчас? Не нервничайте, Зоя Ивановна. С ней все в порядке.

Очень хорошо… Сейчас пойду вытаскивать ее… Андрей.

Принц желает познакомиться / Принц бажає познайомитись смотреть онлайн бесплатно

Да вы не беспокойтесь, Юрий Алексеич! Я мигом приведу. Просто хотел подготовить. Чтобы вы и Зоя Ивановна сильно не волновались. Напиться до такого состояния… Первый раз с ней такое… Выбрала себе друзей! Игорь ее ищет, а она со своими новыми друзьями по ресторанам шляется… Юрий. Зоенька, все ведь обошлось. В том процессе, который начался после преобразований Петра I. В том интеллектуальном и нравственном потенциале, который был накоплен за лет от Петра до г.

Дореволюционная история России совсем не была историей мирной, благополучной жизни. Войны, народные волнения, эпидемии, голодные годы могут показаться основным содержанием нашей истории. Однако на самом деле истинным содержанием истории является развитие просвещения, научный прогресс, нравственное совершенствование общества.

Это менее эффектно, чем войны и революции, но именно в этих процессах скрыта тайна нашего будущего возрождения. В этих процессах особенно велика роль отдельных выдающихся людей. Среди них писатели, историки, просветители, общественные деятели, промышленники, купцы - представители всех сословий. Именно они создали нравственную атмосферу, приведшую к отмене крепостного права. Именно они создали интеллектуальный и нравственный потенциал страны, который не удалось полностью разрушить в годы советской власти.

Достаточно высокой степени совершенства эта система в России достигла лишь в начале XX века. В отношении к просвещению было несколько перемен. Проследить эти перемены, смены прогресса и регресса, представляется мне очень важным и соответствующим общей направленности этих очерков. Петр Великий насаждал просвещение силой - посылал недорослей за границу, учился сам и заставлял учиться своих подданных, создал первую в России Петербургскую Академию наук.

Но после его смерти развитие наук и народного просвещения, как, впрочем, и вообще развитие страны, замедлилось. Новый подъем начался при Александре I, который сначала всячески поощрял просветительскую деятельность. Издал в г. В каждом губернском городе были созданы гимназии — бесплатные и бессословные.

Кто бы отказался сейчас учить своих детей в такой гимназии?! Но страх перед просвещением, якобы ведущим к революции, был велик.

Уже в г. Уваров [1] ввел первые ограничения, и гимназии перестали быть естественным продолжением уездных училищ: После революций г. Однако в г. Реформа была в значительной степени ускорена в результате деятельности великой княгини Елены Павловны и Николая Алексеевича Милютина.

Военным министром назначен замечательный человек, генерал Дмитрий Алексеевич Милютин старший брат Н. Министром просвещения становится граф А. В результате введенных им изменений представители всех сословий и вероисповеданий могли учиться или в классических гимназиях с двумя древними языками или в реальных без древних языков.

Выпускники классических гимназий могли поступать в университеты без экзаменов, выпускники же реальных - лишь на физико- математические отделения университетов. В России начинается общий подъем. Строятся заводы и фабрики. Расцветает великая русская литература.

Мусоргский, Бородин, Чайковский, Римский-Корсаков создают славу русской музыки. И при этом — резкое расширение границ империи. Идет завоевание Средней Азии. Сахалин целиком отходит к России, а Курильские острова к Японии; г. Дети предпочитают революцию и террор. На волне общего эмоционального подъема возникают новые революционные течения, идеологи которых стремятся к возможно более быстрому достижению общества всеобщей справедливости. Это нетерпение дорого обошлось России, стало, быть может, самой трагической ошибкой в нашей истории.

Каракозов стрелял в Александра II, выходившего после прогулки из Летнего сада. Каракозов осужден 1 октября г. Александр II утвердил устав Толстого, хотя он был отвергнут большинством членов Государственного Совета. В основу системы образования был положен сословный принцип. Реальные училища без права поступления в университет - для буржуазии. Были взяты под контроль частные школы и домашнее образование. Создан особый цензурный комитет.

Учреждены инспекторы народных училищ и внеклассный надзор. Вера Засулич стреляет в петербургского генерал-губернатора Д. Суд присяжных оправдывает. Крав- чинский убивает шефа жандармов Н. Мезенцева 4 августа г. Кропоткина, 2 апреля г. Этого перечисления достаточно, чтобы представить невыносимое напряжение тех дней.

Естественно, что после убийства Александра II еще больше усилилась реакция. Он дал больше власти церкви в начальной школе, ввел университетский устав, ограничивший университетскую автономию и обязавший студентов носить мундиры.

Аналогичные справки о настроениях в семьях учеников заставляли делать и учителей советских школ. Были введены процентные нормы для евреев. Особое внимание было обращено на необходимость запрета женского высшего образования. Надо ли добавлять, что Делянов был почетным членом Петербургской Академии наук Однако шло и встречное движение. После отмены крепостного права стремление интеллигенции способствовать делу народного образования приобрело черты общественного движения.

Это массовое движение, в котором очень большую роль сыграло земство, способствовало просвещению народа. Однако большая часть населения страны до Октябрьской революции все же оставалась неграмотной.

И в первые послереволюционные годы интеллигенция с энтузиазмом участвовала в движении ликбеза - ликвидации безграмотности. Для развития науки недостаточно даже всеобщей грамотности, необходимо образование более высокой ступени - в средних школах, гимназиях, специальных училищах. В российских школах к началу XX века многие учителя имели высокую квалификацию. Тогда, например, было вполне естественным для университетского профессора совмещать преподавание в университете и гимназии.

В общественном движении, направленном на просвещение и народное образование, особая роль принадлежала меценатам. Купцы и промышленники создавали картинные галереи, основывали книжные издательства, музеи, строили школы и высшие учебные заведения [5]. Примером бескорыстного служения делу просвещения и развитию науки в России является жизнь профессоров К. Щуров- ского, великой Княгини Елены Павловны, принцев П. Ольденбург- ских, генерала А.

Шанявского и книгоиздателей братьев Сабашниковых, купца Х. Леденцова и еще очень многих. В конце прошлого века и до Октябрьской революции купцы и промышленники как будто соревновались в благотворительности и меценатстве.

Этот процесс был остановлен Октябрьской революцией. Плоды этой бесценной работы - богатая интеллектуальная пища, ставшая доступной школьникам, жившим в то время. Из этих школьников выросли выдающиеся деятели науки и культуры. Они создали фундамент российской науки. На этом фундаменте строилась наука в СССР. Но строилась в условиях не совместимых со свободной научной мыслью. В СССР на науку выделялись большие средства. Были построены специальные научные города - научные центры. Их научные исследования были посвящены войне, ядерному, химическому и бактериологическому оружию.

Жители этих городов были связаны узами секретности, ограничены не только в общении, но и в перемещениях и знакомствах. Однако, несмотря на все затраты и большую численность научных работников, достижения советской науки были несоответственно малы. Малы, несмотря на высокую квалификацию, смелость и самобытность мысли многих и многих советских исследователей. И причина этому одна - жесткий партийно-административный контроль за научной мыслью, жестко иерархичная структура советской науки.

Поймали птичку голосисту И ну сжимать ее рукой, Пищит бедняжка вместо свисту; А ей твердят: Державин Этим проблемам посвящены многие главы этой книги. Я расположил очерки, пытаясь соблюдать хронологию - последовательность поколений. В конце книги речь идет уже о времени, когда М. Горбачев начал грандиозную перестройку нашего общества.

Все слои фаждан России охватил энтузиазм ожидания предстоящего просветления. Перестали глушить иностранные радиостанции. Сняли офаничения на поездки за фаницу. Началась массовая реабилитация репрессированных в годы предшествующих десятилетий. Но жизнь становилась все трудней. Страна жила за счет необратимого расходования природных богатств - истощались запасы нефти, вырубались без возобновления леса, истощались почвы. После бурных событий гг. Это было непредсказуемо и трудно воспринимаемо.

Тревога и страх за будущее все больше охватывает наше общество. В ужасном положении оказалась наша наука. Она была несвободной в советское время. Но о ней заботилось, как умело, тоталитарное государство. Свободна и от поддержки.

Накопленный столетиями интеллектуальный потенциал на фани исчезновения. Все мобильные, наиболее активные и работоспособные исследователи молодые и среднего возраста ищут и находят себе поприще в других странах.

Еще немного и мы перейдем критическую черту, после которой регенерация станет невозможной. В такой ситуации прошлое обычно представляется в приукрашенном виде. Укрепляется миф о еще недавнем величии советской науки. Подробный анализ действительного состояния нашей науки в те годы еще не сделан. Вот почему мне кажется важным завершить эту вводную главу к книге о трагической и славной истории российской науки размышлениями о происходящем и о возможном будущем.

Социальный метаморфоз Уместна аналогия. То, что сейчас происходит в нашем обществе, не перестройка, а типичный социальный метаморфоз. Тревожное чувство неопределенности, неясности даже ближайшего будущего характерно для таких периодов.

Когда происходит биологический метаморфоз, например, гусеница превращается в бабочку, сначала образуется неподвижная куколка. Во мраке кокона внутри куколки, кажется, существует лишь какая-то все растворившая жидкость. Однако гибнет не. Условие благополучного завершения метаморфоза - сохранение нервной системы. Нервные центры - скопление нервных клеток ганглиев видоизменяются, но сохраняются, с ними сохраняется память о приобретенных личинкой рефлексах и способах поведения.

А потом, в этом кажущемся хаосе, формируются новые органы: Над цветущим лугом, в голубом и солнечном небе летит прекрасная бабочка Если считать от Петра I, фундамент дальнейшего расцвета России создавался лет. В годы прошедших десятилетий он был жестоко разрушен. Нервная система общества была нарушена, понесла урон, однако не распалась. И в этом, и может быть только в том, залог и надежда на возрождение и величие нашей страны в будущем.

Уже не раз отмечалось, что, как это ни парадоксально, во время Великой Отечественной войны гнет и репрессии несколько ослабли. Королева освободили из заключения. Замечательный период краткого радостного расцвета был сразу после войны. Длился он всего около двух лет, до осени г. Разрушенные, сожженные города и села. Но радость, восторг Победы. Прошедшие войну фронтовики вернулись, пришли в университеты.

Они - победители, воевавшие нестандартно и смело - этого требовали и пересмотренные в ходе войны боевые уставы. Этому послевоенному поколению студентов и аспирантов и довелось получить последнюю эстафету от носителей российского интеллектуального и нравственного опыта, от непосредственных учеников Вернадского, Кольцова, Вавилова, Лузина, Чаплыгина.

Вновь заработала машина репрессий и мракобесия. Поколение послевоенной интеллигенции, поколение студентов и аспирантов гг. Представители этого моего поколения завершают свою жизнь. Смогут ли они ее выполнить? Этим вопросом я завершил эту главу во 2-м издании. Возрождение науки еще не заметно. По-прежнему резко недостаточно ее финансирование. Происходит сокращение численности научных сотрудников. Нет даже элементарных условий для жизни молодых научных работников.

Разрушается система бесплатного высшего образования. Резко упал престиж занятий наукой в обществе. Анализу этой картины посвящен Эпилог - последняя глава этой книги. Сергей Семенович Уваровграфх лет отроду назначен попечителем Петербургского учебного округа. Эта формула была внесена в герб графа Уварова. Общая наша обязанность состоит в том, чтобы народное образование согласно с Высочайшим Намерением Августейшего Монарха совершалось в соединенном духе Православия, Самодержавия и Народности Инициатор принятия Университетского устава г.

В целях обособления высших сословий от средних классов было устроено около 40 специальных дворянских институтов или благородных пансионов с особыми преимуществами для их воспитанников при прохождении службы.

Но после г. Уваров ушел в отставку с поста министра. Дмитрий Алексеевич МилютинГ]раф На военной службе с г. Создал школу молодых ученых Обручев, Драгомиров. Взятие Гуниба и плен Шамиля. Уменьшил срок солдатской службы с 25!

Улучшил быт солдат - пищу, жилье, обмундирование. Запрещение кулачных расправ, ограничение розог. Расширил и поставил на научную основу курс Академии генерального штаба. Преобразовал артиллерийскую и инженерные академии. Увеличил средства для медико-хирургической академии.

В начале х гг. Срок службы сокращен до 7 лет закон г. Все это вызывает сильную оппозицию. Турецкая война гг. Доказал верность своих реформ — победа. Его брат Николайбудучи товарищем министра внутренних дел, являлся фактическим руководителем работ по подготовке крестьянской реформы г.

Александр Васильевич Головнин Министр народного просвещения в гг. Новый университетский устав г. АН с г. Дмитрий Андреевич Толстойграф, обер-прокурор Синода водновременно министр народного просвещения ; министр внутренних дел и шеф жандармов с г. Историк история России 18. Сторонник классической системы и сословных начал обучения. Один из вдохновителей политики контрреформ: Президента Академии наук, одновременно шефа жандармов Д.

Толстого имел ввиду М. Солдатенков Издательство, строительство Боткинской больницыСм. Из истории купеческих родов.

Глава 1 Карл Федорович КесслерГригорий Ефимович Щуровский Расцвет российской науки и съезды русских естествоиспытателей и врачей Есть в истории события внешне не очень значительные, однако именно они дают начало процессам, определяющим жизнь страны в будущем.

Такими представляются мне Съезды русских естествоиспытателей и врачей. О них обычно не пишут в курсах истории. Но именно им обязаны мы становлением единой российской науки, концентрацией интеллектуального потенциала нашей страны. Всего с по гг. На них выступали с речами и докладами выдающиеся деятели нашей науки. В Москве, в библиотеке МГУ на Моховой, долгие годы хранились труды и материалы всех тринадцати съездов.

Теперь они должны быть в новом здании библиотеки на Воробьевых горах. Материалы эти представляют чрезвычайный интерес. Когда-нибудь найдет их любознательный исследователь, изучит эти труды и представит более полную картину становления и развития разных научных дисциплин в дореволюционной России.

Я же имею, в сущности, лишь одну цель - привлечь к этой теме внимание и немного рассказать об этих замечательных событиях [1]. Читатель не должен удивляться обилию имен в дальнейшем тексте. В российской науке были сотни оригинальных и выдающихся исследователей. Стремление к общению представителей разных специальностей - характерная черта науки разных стран во второй половине XIX века. Отмена крепостного права вызвала чрезвычайную активность во всех слоях общества.

Я видел глубокое уважение, которое общество здесь питает к ученому сословию, и, признаюсь, мне стало особенно грустно. Отчего нет у нас в России подобных собраний, у нас, где еще так много юных, непочатых сил, где земля так разнородна, так щедра, так мало исследована? Кому как не нашим ученым следовало бы с различных концов нашего огромного отечества съехаться хоть в три года раз, чтобы передать сотоварищам свои труды, обменяться впечатлениями, слить в одно целое жизнь Севера, Востока, Юга, Запада?

Такие собрания, без сомнения удвоили и утроили бы научную деятельность наших ученых [2]. Но для преодоления бюрократических препятствий нужны были героические усилия.

Откуда эта готовность отдавать силы на благо общего дела - развития российской науки? Что мы о них знаем? Карл Федорович Кесслер [], вне сомнения, герой нашей науки. Но родился он в г. Отец - королевский обер-форстмейстер - ученый лесничий. Кесслер защитил магистерскую диссертацию, а в г. Более подробное описание его жизни можно найти в [3]. В списке его трудов: Но он был общественным деятелем. Его волновали судьбы российской науки.

Еще в г. Норову предложение о созыве таких съездов. Пирогова Кесслер получил разрешение созвать в Киеве Первый съезд учителей естественных наук.

Кесслера в С-Петербургский университет и по его инициативе, начальство СПб. Намечен был й в Харькове в г. Кесслер, в это время ректор Петербургского университета, был инициатором, организатором и председателем 1-го съезда.

Открывая съезд он сказал: Я назвал счастливым для нашего Университета жребием честь, которой он удостоился, принять у себя настоящий съезд, так как питаю глубокое убеждение, что съезд этот окажет самое благотворное влияние на развитие у нас естествознания, а вследствие того сильно будет способствовать благоденствию русской земли, то есть достижению той цели, к которой должны быть направлены все наши начинания и старания.

Как сочетанием сил обусловлен общий прогресс человечества Вот почему в последнее время во всех цивилизованных странах так стали умножаться разнообразные общества, съезды, выставки Как ни драгоценно для нас слово писанное, как ни важно для нас слово печатное, а ни то, ни другое никак не может заменить для нас слова изустного, беседы с глазу на глаз Если потребность в периодических съездах Чтобы успешно заниматься естественными науками, необходимы бывают лаборатории и обсерватории, музеи и кабинеты, микроскопы и телескопы и вообще самые разнородные снаряды и инструменты.

Подобные заведения и пособия встречаются у нас почти исключительно только в университетских городах, да и то частью в неудовлетворительном числе и состоянии. Во всех же других наших городах естествоиспытатели, занесенные туда судьбою, не только находятся почти всегда в полном уединении, но положительно бывают лишены возможности добыть какие-либо предметы, потребные для исполнения работы, даже самой незначительной.

Им должна быть присуща любовь к науке непоколебимая, им нужна воля железная, чтобы не поддаться унынию, чтобы не впасть в бездействие как и сейчас! Вот для нравственной поддержки подобных разрозненных естествоиспытателей периодические съезды будут иметь огромное значение Мы должны употребить все старания, чтобы усилить у нас деятельность на поприще естественных наук, принять все меры, чтобы направить эту деятельность на изучение нашей земли и на пользу нашей земли Для своего благоденствия и могущества, страна наша более, нежели всякая другая страна Европы, нуждается в широком развитии естественных наук.

Нынешний первый съезд русских естествоиспытателей может иметь для успешности этого развития огромное значение. Да будет же его девизом: Идею созыва съездов активно поддержал Григорий Ефимович Щуровский. Мне не удалось найти его портрета в более молодом возрасте.

Биография его представляется замечательной После гибели его отца в Отечественной войне г. Там мальчику была дана фамилия Щуровский — от купца Щурова, пожертвовавшего деньги на его воспитание. Кто он, этот Щуров?

Мальчик был замечательным, устремленным к образованию и наукам. И он из приюта Детского дома! Как хотелось бы представить все это в красках реальной жизни! Как это могло быть? Могло быть, поскольку школу при воспитательном доме опекали профессора Московского Университета, а некоторые и преподавали в ней, и после восьмилетнего обучения выпускники школы могли переходить без экзамена в университет [8].

Обратите на это внимание - Это ведь начало традиций, которым мы следуем последующие двести лет!